Суббота, 17.08.2019, 16:16
Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта
Наш опрос
Комфортность условий предоставления услуг
Всего ответов: 21
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Календарь
«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей

Клетнянская партизанская бригада

Мирная созидательна жизнь прервалась раним утром 22 июня 1941 года, когда фашистская германия вероломно напала на Советский Союз. По стране объявили всеобщею мобилизацию. В нашем районе она была проведена в кротчайший срок. Уже 28 июня бюро Дубровского РК ВКБ (б) в протоколе своего заседания отмечало, что «…мобилизация в соответствии с мобпланом закончена». А в начале июля ещё одно постановление: «Сформировать в районе истребительный батальон из состава партийного, комсомольского и советского актива – проверенного, физически здорового и способного владеть оружием… Начальником истребительного батальона утвердить нач. р/о УНКВД товарища Юркина, зам. начальника по политической части утвердить секретаря райкома партии товарища Муравьёва». Истребительный батальон насчитывал более 250 человек. Началось создание базы для будущей деятельности пар­тизанских отрядов. Этим занима­лись заведующий отделом Дуб­ровского райкома партии Н. М. Гыренков, М. В. Алешин, директор Сещинского фосфоритного завода Д. И. Базелев и секретарь партийной организации завода М. Демичев. В старую, вырабо­танную штольню фосфоритного завода между Кохоновым и Радичами заложили запасы сахара, муки, сала и других продуктов. 8 августа 1941 года в 2 часа дня немцы вошли в Сещу со сто­роны Сергеевки и Трехбратского. 9 августа в 4 часа утра истреби­тельный батальон из Дубровки был отозван в Жуковку (в тот же день Дубровка была оккупиро­вана врагом). Здесь зачитали списки остающихся в тылу. Неко­торые бойцы батальона были на­правлены в Жирятинский военко­мат для призыва в армию. По решению Орловского об­кома партии истребительный батальон был направлен в Дятьково, где на его основе сформировали Дубровский партизанский отряд.

Дубровский партизанский отряд может быть отнесён к числу самых первых отрядов Орловской области. Командиром был назначен районный прокурор Зеленко, комиссаром - второй секретарь райкома партии Му­равьев. Одними из первых добро­вольно в партизанский отряд вступили С. Р. Васюнин (схвачен и расстрелян фашистами 22 сен­тября 1941 года в Дубровке), С. Ф. Матвеечкин (погиб при выпол­нении спецзадания 20 сентября 1941 года в Дубровке) и Д. Т. Ти­мохин (погиб в сентябре 1941 го­да в д. Давыдчи). Для подполь­ной работы в тылу врага оста­лись секретарь партийного бюро Н. М. Гыренков, М. В. Алешин и бывший работник милиции Мо­розов. Вскоре они были схваче­ны гитлеровцами в д. Заустье, отправлены в Брянскую тюрьму и там расстреляны. Вместе с частями 50-й армии Брянского фронта Дубровский партизанский отряд держал обо­рону на Десне. При прорыве нем­цев в ночь со 2 на 3 октября при­шлось отступить к реке Рессете. 13 октября в тяжелых боях Дуб­ровский отряд был разбит. Ко­мандир и комиссар перешли ли­нию фронта и ушли с войсками Красной Армии. Отряд, по сути дела, остался без руководства. Бойцы небольшими группами и поодиночке скрывались в лесах, на хуторах, в деревнях, пока вновь не собрались вместе. К концу 1941 года образова­лась группа из 15 человек, кото­рую возглавил бывший начальник отдела НКВД П. М. Мартынов. Отряд стал расти, и 2 февраля 1942 года был зарегистрирован штабом партизанского движения как боевая единица. Это было второе рождение дубровского партизанского движения. Коман­диром стал П. М. Мартынов, ко­миссаром - И. Р. Белугин. Бази­ровался отряд за Десной, в По­повских лесах. Личный состав от­ряда к лету 1942 года насчитывал 120 человек. В состав отряд входили две стрелковые роты (командиры И. Р. Белугин и Е. А. Мичурин), развед­взвод (командир А. И. Лигачев), ди­версионно-подрывной взвод (ко­мандир А. И. Хадкевич) и хозвзвод. В январе 1942 года в тыл за­хватчикам прорвался кавалерий­ский корпус генерала Белова. Корпус освободил от врага До­рогобуж, Сафоново и ряд других населенных пунктов на Смолен­щине. Однако ежедневные столк­новения с противником измотали силы кавалеристов. К весне по­ложение ухудшилось: бездоро­жье, болота, большое количество больных и раненых затрудняли маневрирование, слабым было и вооружение. В мае беловские разведчики прибыли за Десну, к месту дислокации Дубровского отряда. А в начале июля стали подходить полки и батальоны кавалеристов. В этот время отряд получил приказ штаба 10-й ар­мии выйти к городу Киров Калуж­ской области для оказания помо­щи корпусу в прорыве линии фронта.

Летом 1942 года фашисты начали крупную каратель­ную экспедицию против парти­зан. 26 июня Дубровский отряд остановился в поселке Белево Жуковского района. А утром сле­дующего дня немцы при под­держке самолетов, танков и ар­тиллерии обрушили на партизан мощный удар. Отступавший с бо­ями отряд был расчленен надвое. Положение стало очень серьез­ным. Отряд нес большие потери. Но командованию удалось сохра­нить основные силы партизан, нанеся, при этом значительный урон врагу. Уже 6 августа соеди­нившийся отряд провел первую после "большой гонки" боевую операцию - разгромил полицей­ский гарнизон в Лутовиновке. Летом 1942 года по решению Военного Совета 10-й армии бы­ла сформирована 3-я стрелковая партизанская дивизия (командир капитан Корбут, комиссар Маль­цев). Ее ядром стали 330-я стрелковая дивизия под коман­дованием капитана Корбута и че­тыре партизанских отряда: Бутчинский (командир Акимочкин) - 150 человек, Дубровский (коман­дир Мартынов) - 120 человек, Рогнединский (командир Солдатенков) - 210 человек, Косеватский (командир Аксенов) - 340 человек. Общая численность 3-й партизанской дивизии составила 2 тысячи человек. 5 июня 1942 года в бригаде были сформированы семь стрел­ковых батальонов. Дубровский отряд входил в 4-й стрелковый батальон (командир Мартынов, комиссар Белугин, начальник штаба Лигачев). В сентябре 1942 года руководство Дубровского партизанского отряда сменилось: командиром стал Белугин, ко­миссаром - Удалых. В состав штаба отряда входили также сек­ретарь Дубровского подпольного райкома партии Н. М. Демичев, начальник медслужбы Н. Н. Дани­лова и писарь А, Д. Дорошенкова. Район действия Дубровского партизанского отряда был обо­значен так: Рогнедино - Сеща - Дубровка - Олсуфьево.

Осенью 1942 года в Дуб­ровском партизанском отряде был создан диверсионно-­подрывной взвод (командир А. И. Хадкевич). Подрывные группы, возглавляемые Петром Дьячковым, Федором Мартемьяйовым, Иваном Цацуриным, Александ­ром Антоночкиным и Иваном Хаевым, производили взрывы на железных и шоссейных дорогах, на большаках и проселках. В ок­тябре были пущены под откос 4, в ноябре - 5, в декабре - 6 вра­жеских эшелонов. 15 декабря 1942 года был подорван товарно-пассажирский эшелон врага на перегоне Олсуфьево - Рековичи, уничтожены более 360 фашистов, повреждены 17 вагонов. Подрыв­ник Петр Дьячков пустил под от­кос 11 вражеских эшелонов, за что был представлен к званию Героя Советского Союза. В феврале 1943 года по ре­шению Орловского обкома пар­тии был создан Дубровский под­польный райком партии. Его воз­главил Н. М. Демичев. Подполь­ный райком одновременно нахо­дился в подчинении начальника Западного штаба партизанского движения (военные вопросы) и Орловского обкома партии (пар­тийно-политические вопросы). Он объединял Дубровский партизанский отряд (200 человек) и от­ряд Крылова (150 человек). В 1943 году была создана первич­ная подпольная партийная орга­низация в д. Должанская Слобо­да. Ее возглавлял А. Г. Половинкин. Членами бюро были М. А. Корнеева и М. И. Гаруськин. Во второй половине марта 1943 года 3-я стрелковая партизанская ди­визия была переименована За­падным штабом партизанского движения в Рогнединскую парти­занскую бригаду. В апреле-мае 1943 года на уничтожение партизан были бро­шены новые карательные экспе­диции врага общей численнос­тью до 20 тысяч человек. Фашис­ты сожгли деревни Косилово, Матреновка, Красный Лог, Прохо­рово, Рубановка, Малышевка, Семеновка и многие другие. По до­несениям партизан, в 1942-1943 годах гитлеровцами были сожже­ны 5400 домов в Жуковском рай­оне, 5592 - в Рогнединском,691 - в Дубровском. Положение партизан весной 1943 года было очень трудным. В шифротелеграмме в Западный штаб партизанского движения командир бригады Корбут сооб­щал: "Положение с продовольст­вием в бригаде и населенных пунктах, занимаемых партизана­ми, значительно ухудшилось. В настоящее время в четвертом ба­тальоне продовольствия не име­ется, люди ничего не ели более трех суток. Патронов имеется семь-восемь штук на винтовку и один диск на пулемет. Примите меры по доставке продовольст­вия и боеприпасов, эвакуации раненых, переброске медикамен­тов. Положение бригады хуже нельзя. К тому же раненых и больных свыше 150 человек". "Большая земля" поддержива­ет партизан, переправляет в лес горох, соль, сухари, патроны, взрывчатку, газеты и листовки. Но этого не хватало. Фашисты перебрасывали все новые и новые силы на уничтожение партизан. 23 мая 1943 года командир бригады Кор­бут сообщал в штаб: "Противник пытается проникнуть в лес. Группа в 200 человек прорвалась в расположение бригады. Противник отбит". 25 мая: "Нас гоняют. Пе­редавать информацию приходится урывками". 26 мая: "Противник крупными группами предпринял наступление на лагерь. Двое су­ток вели бои. По истечении бое­припасов лагерь оставили. В бри­гаде положение серьезное".

В июле 1943 года команди­ром Рогнединской брига­ды стал майор И. И. Мураль (Корбут был отозван на "Боль­шую землю"), комиссаром оста­вался Г. В. Мальцев. В это же время по решению Орловского обкома партии был образован Дубровский подпольный райком комсомола (в Дубровский отряд прибыл представитель ЦК ВЛКСМ Алексей Дудкин). Пер­вым секретарем был назначен командир диверсионно-подрыв­ного взвода А. И. Хадкевич, вто­рым секретарем - Анатолий Кузьмин (позже погиб в бою), третьим - Василий Симкин. Ком­сомольская организация отряда насчитывала 25 человек. Через агентурную разведчицу Дубров­ского партизанского отряда 3. Н. Кулдыкину подпольный рай­ком связался с секретарем Дуб­ровской подпольной комсомоль­ской организации Олегом Шиш­каревым. С этого момента орга­низация подчинялась подполь­ному райкому комсомола. В 1943 году диверсионный взвод Дубровского партизанского отряда продолжал наращивать свой боевой успех. Подрывника­ми в апреле были взорваны и пу­щены под откос 4, а в июне - 7 немецких эшелонов. 27 июля Ду­бровский партизанский отряд по­лучил боевой приказ, предписы­вавший провести в ночь на 1 ав­густа 1943 года крупную рельсо­вую операцию. Было решено со­здать 10 подрывных групп. Каж­дой указали район действий на железной дороге. Операция была успешно завершена. Рельсовая война в тылу врага внесла нема­лый вклад в дело разгрома гитле­ровской Германии в достижение Победы. 11 сентября 1943 года части Красной Армии были уже на пра­вом берегу реки Ветьма. Подпол­ковник И. И. Мураль с тремяста­ми партизанами вышел на соеди­нение с ними. 12 сентября 1943 года в 2 часа 15 минут Рогнединская бригада соединилась с пе­редовыми частями 2-го гвардей­ского кавалерийского корпуса. 12-13 сентября она участвовала в боях в составе 4-й гвардейской кавдивизии, удерживая Любанку, Погореловку, Казариновку и За­речье. Затем бригада прекратила свое существование. За время боевой деятельнос­ти Рогнединской партизанской бригадой, куда входил Дубров­ский партизанский отряд, были пущены под откос 130 вражеских эшелонов, 127 паровозов, 82 пас­сажирских и 809 товарных ваго­нов, уничтожены 529 железнодо­рожных платформ., 65 цистерн, взорваны 32 моста и 16 складов, уничтожены 63 танка,37 орудий и 432 автомашины, убиты 9487 фа­шистов, взяты в плен – 15.

  • как явствует из агентурных сведений разведотдела Западного фронта, оккупационный режим в районах Сещи и Дубровки отличался особой жестокостью. Всё это на могло не вызвать возмущения и гнева жителей. Ещё в сентябре-октябре был создан Дубровский подпольный райком ВКП (б), который сколотил актив подпольщиков и агентурных разведчиков. Первая подпольная группа стала собираться в доме учителя Алексея Павловича Сергутина. В неё вошли Иван Иванович Перхунов, Иван Никифорович Стенёнков, Иван Пахомович Храмченков, Василий Власов, Михаил Степанович Поводырёв, Иван Фёдорович Жариков и Олег Михайлович Шишкарёв. С первых же дней немцы стали организо­вывать свой тыл. Прежде всего они создали полицию из врагов Советской власти и ставших предателями неустойчивых лю­дей, поверивших в непобедимость фашист­ской Германии. По селам начали назначать старост, которые должны были следить за выполнением всех приказов оккупантов и не допускать проявления недоброжела­тельного отношения к ним. Вводимый фашистами «новый порядок» с первых же дней ознаменовался расстрелами предан­ных Советской власти и партии людей. Всюду были развешаны приказы, гро­зившие смертью за их невыполнение. После захвата 6 октября 1941 года Брянска, фашисты почувствовали себя укрепившимися в Дубровском районе и стали организовывать райуправу для управления всем районом. Во главе ее были поставлены ярые предатели. Народ никогда не забудет их черные имена. Первым начальником управы был учи­тель Кушнев Евгений Николаевич. Потом его «за усердие в работе» перевели в Бежицу. (Сейчас он в Англии. После 20-летия освобождения Брянщины он писал одному из своих бывших сослуживцев по школе, спрашивал о возможности ему вернуться на Родину. Видимо, не сладка для него оказалась жизнь на чужбине. Его жена и дочь остались в Брянской области). Помощником начальника управы стал сын кулака юноша Николай Александрович Рылин. (Бежал во Францию, живет там). После Кушнева председателем стал Григо­рий Иванович Михаленко. Он отбыл по суду 15 лет тюремного заключения и сейчас работает бухгалтером в одном из городов Брянской области. Бывший дубровский агроном Иван Мат­веевич Патрицкий, сын помещика, стал заведующим сельхозотдела управы, но сумел играть в ней первую роль. Он был ярым врагом Советской власти и совершил много преступлений. Многие советские люди погибли из-за него. После конца оккупации он был приговорен к расстрелу. Это была «головка» райуправы. Начали набирать штат. Одним из первых поступил туда в качестве инспектора по всем мельницам района Алексей Павлович Сергутин и начал организовывать внутри управы вторую, подпольную управу. Алексей Павлович несколько лет был завхозом и преподавателем труда и черче­ния в Дубровской школе. За год до войны, заболев туберкулезом, он вынужден был оставить школу и стал работать в железнодорожном пакгаузе. Это был скромный, тихий, внешне незаметный чело­век. «У него была идеальная для подполь­щика, исключительно незаметная наруж­ность»,— вспоминают его друзья. Фашисты не могли подозревать, что, поступив к ним на работу в управу, А. П. Сергутин одновременно начал организовывать Дуб­ровское подполье. В доме А. П. Сергутина стала собираться первая подпольная группа - сам Алексей Павлович, . его друг учитель географии Дубровской школы Иван Иванович Перху­нов, Иван Никифорович Стененков, его зять Иван Пахомович Хромченков, бывший работник Дубровского радиоузла Василий Власов, Поводырев Михаил Степанович и два комсомольца Иван Федорович Жари­ков и Олег Михайлович Шишкарев. У Васи­лия Власова под полом был радиопри­емник. Он записывал сообщения Совин­формбюро и читал их группе. Часто бывал с ними и мельник из Рябчич Андрей Дмитриевич Лучин, семья которого жила неподалеку от дома Сергутиных на той же улице Воровского. Слушанье сводок Совинформбюро было перенесено на деревообделочную фабрику, где работали Стененков, Хромченков, "Пер­хунов и другие. Они подобрали группу надежных людей — например, Илью Ар­сентьевича Амаликова, Буравилина Миха­ила Михайловича, Кистень Илью Алек­сандровича, Капустникова Василия Ники­тича и других. Между тем А. П. Сергутин продолжал вербовку людей в подполье. Оно все более и более расширялось. Вошли в него учителя из Давыдчич (села, примыкающе­го к Дубровке) — Никифор Петрович Ма­карьев и Михаил Федорович Скворцов, коммунист Иван Астафеевич Хапуженков, возвратившийся из Дубровского партизан­ского отряда по заданию, врач Николай Арсентьевич Грабарь, ветеринарный врач Новиков Иван Афанасьевич, агрономы Василий Петрович Качанов и Иван Ивано­вич Лаптев и другие. В декабре 41 года закончилась организа­ция подполья и захват им важнейших должностей в штате райуправы. Бывший директор Радичской семилетней школы Андрей Иванович Кабанов стал заведующим отделом культуры, которому были подчинены все школы района. Одно­временно он стал секретарем подпольной организации. Завздрав отделом стал Николай Арсентьевич Грабарь, заврайфо Николай Васильевич Горбачёв. Главным ветери­нарным врачом района стал Иван Афанась­евич Новиков, зоотехником Георгий Степа­нович Сафронов, районным агрономом — Василий Петрович Качанов. В отделе хлебозаготовок был коммунист Иван Астафьевич Хапуженков, в сельхозкомендатуре бухгалтер Нина Алексеевна Ефимова ведала списками по снабжению населения хлебом. Сам А. П. Сергутин был районным инспектором по мельницам. Им активно помогали фельдшеры Тася Капустянская-Васильева, Василий Ману­ков, Степанец Федор Андреевич. Много делали финансовый агент райуправы Иван Филиппович Гринин и машинистка — ком­сомолка Зинаида Дмитриевна Дороденкова. Все подпольщики были разбиты на группы по 8-10 человек, так что одна группа не знала о существовании других. Этим хотели предупредить возможность провала всей организации. На совещаниях в одних группах всегда присутствовал А. П. Сергу­тин, в других — А. Ф. Жариков. Им двоим принадлежала наиболее активная роль в подполье. А. И. Кабанов был секретарем организации, у него хранилась вся коррес­понденция, идущая в. партизанские отряды и получаемая оттуда. Но его решили глубже законспирировать. Он не присут­ствовал на совещаниях отдельных групп. Многие подпольщики его не знали. В декабре 1941 года происходит большое событие — пожар на деревообделочной фабрике, изготовлявшей для немцев лыжи. Хотя все рабочие фабрики заявляли в ге­стапо, что здесь несчастный случай от небрежно брошенного в стружки окурка, немцы встали на путь репрессий и расстре­ляли несколько коммунистов, например, председателя Давыдчинского сельсовета Матвеечкина, считавшегося заложником, Варвару Васильевну Зуеву, фельдшер Дмитрия Тимохина и других. В феврале 1942 года воссоздался Дуб­ровский партизанский отряд, собрал своих людей, рассеянных на небольшие группы при прорыве фашистами фронта в начале октября 1941 года. Он вошел в 3-ю стрелко­вую партизанскую дивизию, которая с мар­та 1943 года стала называться Рогнединской партизанской бригадой. Вскоре он начал бои с немцами. Уже в феврале 42 г. завязались его отношения с А. П. Сергутиным и с К. Поваровым из Сещи. Ведь недаром И. Ф. Жариков был заслан в Дубровку из этого отряда. А. П. Сергутин начал снабжать его мукой с ближайших к Десне мельниц и передавал сведения о Дубровке. Весной 1942 года Алексей Павлович стал помогать капитану Ф. С. Данченкову, пришедшему осенью 1941 г. в родную деревню Жуково, у шоссе Брянск - Рославль, недалеко от Большой Алешни. Мы не знаем, когда произошла первая встреча и договоренность Ф. С. Данченкова с А. П. Сергутиным. Он (Данченков.— Прим, ред.) забыл это, и теперь у него разные варианты этой первой их встречи. Какую же работу вела главная подполь­ная организация Дубровки? Большую роль играл срыв мероприятий фашистской вла­сти, проводимых через районную управу. Когда, например, немцы объявили сбор теплых вещей для своей армии, члены управы через своих людей заранее извеща­ли население, чтобы все было спрятано в надежных местах. Узнав о готовящейся облаве на партизан, они сообщали, чтобы те не появлялись в указанных ими де­ревнях. А. И. Кабанов, заведующий всеми школами района, откровенно отговаривал учителей от поступления на работу в шко­лы, чтобы не отравлять детей фашистской идеологией. Вместе с завздравотделом Николаем Арсентьевичем Грабарем он под видом карантина от сыпного тифа на долгое время закрывал школы. А. П. Сергутин почти на всех мельницах района устроил своих людей. Иван Ивано­вич Перхунов был контролером на неболь­шой мельнице при деревообделочном заво­де в Дубровке, Андрей Дмитриевич Лу­чин — в Рябчичах, Игнат Лучкин — в Серпеевке, Степан Васильевич Манухин — в Алешинке, счетовод Алексей Игнатьевич Куцанов — в Старом Узком, и многие другие были его помощниками по снабже­нию партизан хлебом с «немецких» мель­ниц. Инспектор Сергутин учил их состав­лять подложные ведомости для скрытия недостатков муки. На дубровской мельнице контролер И. И. Перхунов часть муки выделял на выдачу пайка бедным красно­армейским семьям. Нина Алексеевна Ефи­мова, бухгалтер сельхозкомендатуры, из тайно привозимой ей муки умела снабдить хлебом тех «подозрительных людей», вне­сенных в последний, четвертый список, которых немцы порой лишали пайка. Особенно большую работу проводил финансовый отдел. Немцы никогда не проводили ревизий, уверенные в том, что страх расстрела удержит любого работника от злоупотреблений. Поэтому Николай Васильевич Горбачев легко мог заносить в общую отчетную ведомость уменьшенные суммы по земельному и подушному нало­гам, а освободившиеся суммы передавал партизанам. Широко развернулась диверсионная ра­бота, которой руководил комсомолец, кан­дидат партии, Иван Федорович Жариков. Он сам был наиболее активным из ди­версантов. Зимой 42-43 гг. он, вынув в трубе на чердаке кирпичи, вызвал пожар от свободного залетания искр в бывшем роддоме, превращенном в немецкую ка­зарму. Подпольщики, работавшие в упра­ве, распространили слухи, что пожар был вызван неисправностью отопительной си­стемы и неумением немецких солдат топить русские печи. Им поверили, и никаких репрессий к населению после пожара не было. Вместе с Иваном Жариковым работала организованная им группа молодежи: бра­тья Василий и Владимир Зернины, Михаил Гневушев, Виктор Иванов, военнопленный Поздняков и другие. Его сестра Анастасия Федоровна Тельпуховская оказывала им большую помощь при переноске мин. Идя в поле доить корову, она в подойнике приносила из дома мины в условленное место. Иван и его товарищи, работавшие на ремонте железнодорожных путей, закла­дывали эти мины на полотне дороги. Однажды взрывом мины на самой станции был перевернут вагон с продуктами . 12 июля 42 года за Дубровкой к Рековичам на мине, заложенной И. Ф. Жариковым, взорвался эшелон. Было разбито 12 вагонов с грузами. Запись об этом взрыве есть в журнале боевых действий 1-й Клетнянской бригады с указанием фамилии И. Ф. Жарикова. Мины иногда взрывались в самой Дуб­ровке. Их привозил в своей тележке с двойным дном А. П. Сергутин и изредка у мельник А. Д. Лучин, приезжавший к своей семье. Чаще же всего партизаны приносили их в ближайшие деревни к жившим там агентурным разведчикам, а те переправля­ли их в Дубровку. Привозили их и кресть­яне на сенной пункт к Ф. Я. Шмелеву, когда они сдавали сено. Путей передачи мин было много. Подпольщики составляли карты и планы важнейших фашистских учреждений, окла­дов и домов, занятых немцами, для бомбежки их советской авиацией. Много собранного оружия шло в лес, а оттуда направляли листовки и газеты. Но все же самым большим и важным делом организации была разведка. Ни один железнодорожный эшелон, ни одна автома­шина немцев не могли пройти без учета их агентурными разведчиками. На шоссе де­журила целая сеть «немецких» дорожных мастеров и ремонтных рабочих, которые считали машины, учитывали их грузы, зарисовывали эмблемы на них. Подполье активно работало, но уже чувствовались первые признаки того, что гестапо нащупывает его следы, особенно после того, как 23 сентября 42 года от взрыва мины на дороге погиб руководитель большей из двух сещинских подпольных групп лейтенант Константин Яковлевич Поваров и полицейские нашли у него в кармане партизанскую справку от Ф. С. Данченкова. Алексей Павлович Сергутин чувствовал, что за ним следит заместитель председателя райуправы Николай Рылин. Несколько раз подпольщики разны­ми путями пытались уничтожить Рылина, но им это не удавалось. Наконец, это сделал Иван Жариков. Сперва он с Владимиром Мишиным дважды подбра­сывал немцам письма от командира Дубровского отряда т. Мартынова с благодарностью Рылину за работу по озлоблению населения против «нового порядка». Вслед за этим подложили в тележку Рылина листовки и гранаты и известили анонимкой гестапо о необходимости обыска. Рылин был аресто­ван и отправлен в Рославльскую тюрьму. Там он сумел оправдаться, но все же в 43 году его отправили электромонтером на фронт. Слежка за Сергутиным продолжалась. В январе 43 года (еще до ареста Рылина) неожиданно был арестован ряд подпольщиков. Сперва взя­ли Н. А. Грабаря, Н. В. Горбачева и сещинскую подпольщицу врача Надежду Игнатьевну Митрачко- ву из Радич. В записной книжке схваченного партизана из Рогнединской бригады нашли их имена. В это же время Иван Жариков и братья Владимир и Василий Зернины тоже были арестованы. Арестова­ли также Михаила Гневушева и его отца подпольщи­ка Гавриила Федоровича. Все арестованные были отправлены в Олсуфьев­ское отделение гестапо и почти месяц просидели в неотапливаемых камерах с выбитыми стеклами. В конце концов за обещанную Н. В. Горбачевым крупную взятку все были выпущены. Следователь согласился поверить, что партизаны записали в книж­ку имена верных немецких слуг, которых им поручили убить. Обещанную взятку следователю уплатили из денег, взятых Н. В. Горбачевым в финотделе управы. И. Ф. Жариков и его товарищи были выпущены «за недоказанностью обвинения» и переведены на работу на станцию Пригорье, подальше от Дубровки.

Во второй половине февраля 1943 года А. П. Сергутина уведомили, что арест его неизбежен, и ему необходимо срочно уйти в лес к партизанам. Чтобы не пострадала его семья, партизаны 1-й Клетнянской бригады инсценировали его похищение. А. П. Сергутин стал разведчиком в брига­де Ф. С. Данченкова и был убит на задании 9 августа 1943 года. Но вскоре после его ухода в лес немцы узнали от взятого в плен партизана, что он работает в бригаде, и жестоко избили и ограбили его семью. Вскоре после ухода в лес А. П. Сергутина вынуждены были уйти в партизаны 1-й Клетнянской бригады еще четверо видных подпольщиков — Н. А. Грабарь, И. А. Новиков, Н. В. Горбачев и С. Ф. Головнев, который через две недели погиб в бою у станции Акуличи. Атмосфера сгущалась. И вдруг 14 марта 43 года был арестован Андрей Иванович Кабанов вместе с семьей — женой Ольгой Алексеевной, ее матерью и 4-летней девочкой. Всех их отправили в Рославль­скую тюрьму. Гестапо связало в один узел все нити дубровского подполья и связанной с ним сещинской груп­пы Константина Поварова. С 1 апреля в течение 2-3 дней прошли повальные аресты. Было схвачено более ста подпольщиков и их родственников в Дубровке, Сещинской и близких к ним деревнях. Взяли родителей Константина Поварова и всю его группу. Взяли Ивана Жарикова, его сестру Анаста­сию Федоровну Тельпуховскую, машинистку Зинаиду Дмитриевну Дороденкову, агрономов Василия Петро­вича Качанова и Ивана Ивановича Лаптева, Ивана Астафьевича Хапуженкова, Семена Петровича и По­лину Степановну Ефремовых, Илью Арсентьевича Амаликова и двух его дочерей — Валентину и Алек­сандру, Ивана Ивановича Перхунова, Никифора Петровича Макарьева, Тасю Васильеву-Капустянскую и многих, многих других. Всех отправили в Рославльскую тюрьму. Начались допросы, сопро­вождаемые беспощадными избиениями и нечеловече­скими пытками. К несчастью, нашлись предатели. Палачи изощрялись в утонченных пытках. Многих травили специально выдрессированными овчарками, загоняли под ногти иголки, подвергали избиениям до полной потери сознанья. Т. Е. Солнцева, родственни­ца молоденькой фельдшерицы Таисии Васильевой- Капустянской, говорит, что Тасю на несколько дней ставили в стойку и затягивали на ней пояс с гвоздями. Палачи были изобретательны. Все подпольщики мужественно держались. Особенно выделялся своим мужеством Никифор Петрович Макарьев. Сидевший с ним в одной камере юноша Валентин Чечин, рославльский подпольщик, сумел убежать из поезда, когда его везли в Германию. Он вспоминает: «Достаточно было увидеть его на один день, чтобы запомнить на всю жизнь. Он учил своих товарищей по камере подавлять палачей своим моральным превосходством, всегда смело, даже с улыбкой глядеть им в лицо, даже во время ужасных допросов. Чтобы поднять дух заключенных, он читал им лекции о борьбе за свободу в древнем мире, а в последение дни — по истории партии, вдохновляя примерами мужества борцов за революцию». О мужественном поведении дубровского учителя истории и его лекциях заключенным вспоминает и другой спасшийся из тюрьмы сещинский подполь­щик Григорий Климович Цацурин, живущий сейчас в Калуге. Летом 1943 года все арестованные были расстреля­ны на Вознесенском кладбище в Рославле. Из дубровских подпольщиков удалось убежать только Ивану, Филипповичу Гринину и Георгию Степановичу Сафронову, когда их отправили на работу в лес. Они чуть не умерли с голода, пока не встретились с партизанами 1-й Клетнянской бригады. Фашисты освободили 2-3 подпольщиков, виновность которых не была доказана, которых никто не выдал — например, Михаила Федоровича Скворцова и Ивана Ивановича Лаптева. Гестапо не подозревало, что после апрельских арестов часть подпольщиков осталась на свободе (В. Ф. Мишин, А. Н. Давыдов и другие). Они не почувствовали себя сломанными и продолжали работу, подкладывали магнитные мины в фашистские поезда, продолжали разведку. Незадолго до конца оккупации они ушли в лес к партизанам. В Дубровке осталась нераскрытой гестаповцами созданная учительницей Зинаидой Николаевной Кулдыкиной молодёжная группа, человек в 12. Секретарём ее был комсомолец Олег Михайлович Шишка­рев. В нее входили два сына 3. Н. Кулдыкиной — Юрий и Борис, Алексей Москвичев и его сестра Шура, Вера Попова, Леонид Шах и другие. Группа эта работала с дубровским отрядом и через учительниц школы Должанской Слободы Наталию Алексе­евну Соколову и Татьяну Ефимовну Солнцеву получала задания по разведке и передавала сведения для отряда агентурному разведчику Афанасию Григорьевичу Половинкину. В 1943 г. группа эта была связана с секретарем подпольного райкома ВЛКСМ Алексеем Ильичей Хадкевичем. Через Ивана Жарикова и Настю Юдакову она имела небольшую связь с 1-й Клетнянской бригадой. Гибель старшего поколения Дубров­ского подполья не испугала героическую молодежь, и она продолжала свою работу до дня изгнания оккупантов.

А к концу 1941 года в бочаровском лесу, что на границе с Клетнянским районом, Николай Устинович Бородынкин вместе с братьями Фёдором и Иваном Васькиными и Иваном Литиковым организует первый партизанский отряд имени Чапаева. Позже отряд войдёт в состав легендарной 1 Клетнянской партизанской бригады. 1 Клетнянская. Овеянное боевой славой соединение, насчитывавшее к апрелю 1942 года 350 человек. Оно повело открытую партизанскую войну. Кроме того, диверсии в тылу врага совершали подпольные группы, имевшие связь с бригадой. У истоков создания бригады стоял капитан Красной Армии, уроженец деревни Жуково Фёдор Семёнович Данченков. Комиссаром был также уроженец нашего района Илья Кузьмич Гайдуков. Кстати, о боевых делах бригады модно прочитать в книге И.К. Гайдукова «Лесные мстители». На доме в Дубровке, где когда-то жил партизанский комиссар, установлена мемориальная доска.

  • страницу в борьбу против оккупантов вписали участники Сещинского интернационального подполья. Его руководителем стала местная жительница, комсомолка Анна Морозова. В состав подполья входили русские, поляки, чехи, немцы. Захватив Сещу, гитлеровцы оборудова­ли здесь крупную военно-воздушную базу. С неё совершались разбойничьи налёты на Москву и другие советские города. На аэро­дроме находилось несколько сот боевых са­молётов второго воздушного флота гитлеров­ских военно-воздушных сил, которые взаимо­действовали с войсками группы «Центр». Проникнуть на Сещинскую авиабазу без специальных пропусков было невозможно. Территорию вокруг посёлка в радиусе пяти километров оккупанты перевели на особый режим. В общей сложности базу охраняло около четырёх тысяч солдат и офицеров. Сеще, находящейся от Москвы лишь в 350 километ­рах, враг придавал исключительное значение. Командование Красной Армии предпри­нимало попытки нанести бомбовые удары по базе противника. Поначалу все они оканчи­вались неудачно. 180 фашистских зенитных орудий преграждали путь нашей авиации. К тому же неподалёку от настоящего аэродро­ма враг соорудил ложный. Там стояли огром­ные макеты самолётов, по ночам в бочках сжигалось горючее. Это и сбивало с толку наших лётчиков. Но однажды, уже поверившие было в не­уязвимость своей базы, гитлеровцы испытали на себе потрясающий удар. Советские лёт­чики с поразительной точностью обрушили смертоносный груз на самолёты врага. Через некоторое время последовал новый воздушный налёт, вызвавший панику на немецкой базе. Было уничтожено около двух десятков самолётов противника. В другой раз наши лётчики вывели из строя 96 немецких само­лётов, а аэродром так разворотили бомбами, что он бездействовал несколько суток. Открыть путь на Сещинскую базу помо­гли советским лётчикам участники интерна­ционального подполья. Именно они перепра­вили через линию фронта точный план аэродрома, составленный поляком Яном Маньковским; постоянно снабжали командование Западного фронта ценнейшими сведениями об изменениях на немецкой авиабазе, о за­мыслах врага, о передвижении его техники и живой силы. Венделин Робличка сообщил подпольщикам исчерпывающие данные о планах маршрутов, о дне начала каратель­ной экспедиции, которую фашисты готовили против партизанской бригады Данченкова. Эти сведения, вовремя полученные партиза­нами, помогли им выйти из-под удара. Душой подпольщиков была Анна Морозо­ва. До войны она работала в Сеще. При приближении немцев эвакуировалась вместе с отступающими частями Красной Армии. Но вскоре вернулась и по заданию советской разведки устроилась работать в немецкую пра­чечную. Прачками и судомойками стали так­же Лидия Корнева, Вера Молочникова, Людмила Сенчилина. Они получили пропуска в сещинский военный городок. По совету Ани Морозовой девушки познакомились с поляками Яном Маньковским, Яном Тымой, Вацлавом Мессьяшем и Стефаном Горкевичем, насильственно мобилизованными в немецкую армию и рабо­тавшими в команде по обслу

Поиск
АНОНСЫ
Уважаемые читатели!


2 августа в 11.30
библиотека приглашает на час интересного сообщения «Путешествие в плодово-ягодную страну»,



14 августа библиотека проводит вечер-портрет "Фаина Раневская.Смех сквозь слезы"
Начало в 11.30

17 августа к 11.00
библиотека приглашает Всех в п.Салынь на районный праздник "Три Спаса",



21 августа
библиотека проводит информационную акцию "Символы нашей страны"

Начало в 12.00

Приглашаем всех желающих .


23 августа
работники библиотеки приглашают на исторический час " Огненная дуга".

Начало в 11.30
К мероприятию оформлена экспозиция "Всего два слова: Курская дуга".
Приглашаем всех желающих .

29 августа
работники библиотеки приглашают на час компьютерной грамотности " Поиск информации в справочной правовой системе Консультант Плюс".

Начало в 11.30

Приглашаем всех желающих .

Справки по телефону: 9-13-33
С ПРАЗДНИКОМ
...
Картинки по запросу год театра в россии 2019 логотип
...
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
Картинки по запросу Библиография.ру Библиотека биографий
"СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ"
Картинки по запросу ;журнал союз писателей №8/9 2018 картинка>
ВСЁ ОБ ИСТОРИИ
Картинки по запросу 2mir-istorii.ru
Block title
ЭК
НОК
Картинки по запросу Независимая оценка качества условий оказазания услуг организациями культуры Брянской области Оценить
...
...
...